null
Головна | Мій профіль | ВихідСубота, 16.12.2017, 11:49

МУЗИЧНА ТРИБУНА КИЇВСЬКОЇ МОЛОДІ MuisicTribune.ucoz.ua 


Ви увійшли як Гість | Група "Гости" | RSS
Меню сайту

Категорії каталога
Сторінка КО НСКУ
Різне
Різне


Головна » СТАТТI » Різне[ Додати статтю ]

Александр Шимко. О творческих союзах и современной культуре

 

АЛЕКСАНДР ШИМКО.

О ТВОРЧЕСКИХ СОЮЗАХ И СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ

Я хотел кратко и лаконично выразить свою мысль, а получилось довольно много текста и кое где крайне эмоционально. Но тема очень животрепещущая и актуальная.
 
Многими сказано множество слов в интернете, и не только, по поводу того, что необходимы реформы творческих союзов, в частности Союза композиторов, и что подобные организации это пережитки прошлого махрового «совка» и прочее, прочее. Кто-то идет дальше и говорит, что подобного рода организации вообще не имеют право на существование. При чем такие мысли блуждают не первый и не десятый год. Мне кажется это очень опасной тенденцией вообще поддавать сомнению право на существование любых творческих союзов. Творческие союзы это никак не наследие «совка», и тот, кто это говорит, просто лукавит или не знает историю.
 
Я, безусловно, согласен, что необходимо проводить реформы. Абсолютно точным и логичным является то, что реформы должны быть направлены на оптимизацию, а не на остановку того, что пытались отреформировать. Я уверен, что мы почти все с этим согласны, и мы абсолютно все не знаем, что же именно нужно в этом всем реформировать. Но только лишь конкретное понимание и может привести к реальной реформе или изменению вообще.
 
Если отбросить все лишнее, то внешней мотивацией и причиной, приводящей к мысли о необходимости реформ, озвучивается только лишь одна. И эта причина – отсутствие денег. Мне кажется, что это не есть причина. Мне кажется, что отсутствие денег это, конечно же, есть следствие. И это следствие того, что само по себе действительно требует реальных реформ. Я попытаюсь сформулировать, что же это такое.
 
Потребностью в  реформах, как я уже сказал,  многие считают крайне безысходный финансовый вопрос в сфере культуры. А точнее в некоторых отраслях этой культуры. Наверное большинство  согласится со мной, что индустрия развлечений не находится в безысходном финансовом положении.  Современная индустрия развлечений – это массовая культура. Более того сегодня индустрия развлечений стала наднациональной глобальной массовой культурой. Можно ли сказать, что индустрия развлечений относится к искусству. Отчасти – да. Это искусство развлекать. Вообще, слово искусство, как и слово любовь, настолько нивелировано, что в наше время его прикладывают к чему угодно: искусство быть счастливым, искусство готовить рыбу (никоим образом не умаляю достоинств рыбы), искусство селфи, и т.д.
 
Нам нужно ответить на вопрос, что же является цементирующим именно в нашей и в любой другой отдельно взятой культуре. А цементирующим для любой национальной культуры, её основой, безусловно, является историческое культурное наследие, что в свою очередь включает в себя лучшие образцы творчества. Будь то народное или профессиональное. А также ремесла, религия, научная и философская мысль и т.д.
 
Мне кажется, что основная причина проблем в современной культуре есть стирание граней и размывание между понятиями объектов, составляющих эту культуру. И этому размыванию и нивелированию, безусловно, способствует современный мир потребления и потребителей. Некоторые скажут, да уже и говорят, впрочем, что сфера академического искусства на данный момент не есть финансово привлекательная и что украинский художник (в широком смысле слова) должен «выдавать» более «качественный» «продукт». И тогда все так сказать будет хорошо.  И в этом, по сути, и видят суть реформ. Но при этом они забывают или попросту не понимают, что условием настоящего творчества (искусства) является свобода от каких либо догм и условий. Эпоха потребления уже привела к тому, что это самое потребление начало проиникать в святая святых, личную творческую лабораторию художника и  диктовать, каким должно быть это самое искусство: чтобы за него платили деньги.  И что вообще будет называться искусством, а что нет, диктует не художественный уровень произведения, а рыночная привлекательность.  А привлекательно то, что модно, а модно то, что сказали, что модно, те, кто знают о моде всё.  Действительно профессиональное искусство перешло в поле ограниченных и элитарных (не люблю это слово) занятий и почитателей. Оно перешло туда потому, что не исповедует философию бестселлеров. И не взывает к первичным поверхностным эмоциям человека, в отличие от «культурных продуктов» мейнстрима.
 
Такое искусство по большей части, стало просто непонятным, а значит – ненужным,  и, конечно же, бессмысленным.  А непонятным и бессмысленным для большинства оно стало потому, что безусловно общий уровень образованности людей (с точки зрения классического широкого образования) ничтожно ничтожен. Мир потребителей требует узко-профильных специалистов. Для того, чтобы быть каким угодно менеджером классическое образование, безусловно, не нужно и  даже лишне (слишком много вопросов возникает). Для современного потребителя, создающего «продукт потребления», само словосочетание «классическое академическое образование» пахнет нафталином и пылью.  И это, к сожалению, касается даже тех, кто считает, что действительно занимается искусством. Сейчас в моде всевозможные лекции по любому поводу, и это очень показательно для малограмотного общества. Люди тянутся к знаниям, они все-таки чувствуют некую пустоту, но хотят её заполнить быстро и весело, не прилагая к этому особых усилий, как бы играясь. Общество становится все более инфантильным. Символы нашего времени – деньги и развлечения (быстрые и яркие эмоции). Символы нашего времени – медийность и популярность во что бы то ни стало.
 
Я считаю, что с этими обусловленностями в сознании  невозможен настоящий творческий процесс. Обусловленный идеями потребления: новизны ради новизны, идеями привлекательности, ажиотажа и направленностью на развлечения, на популярность и количество денег и т. д. усаживающийся за холст или нотную бумагу художник и композитор должен отдавать себе отчет в том, что он не занимается искусством, а занимается изготовлением пресловутого «качественного продукта», который конечно же к искусству (в глубоком смысле этого слова) не имеет никакого отношения.
 
Современный  «потребитель продуктов искусства» и человек, глубоко понимающий искусство, это абсолютно разные люди. И разница у них колоссальная и космически несоизмеримо кардинальная. Мы уже сейчас сплошь и рядом наблюдаем абсолютное отсутствие интереса и тотальную неспособность большинства людей к глубокому пониманию и анализу настоящих произведений искусства прошлого и современности. Будь то литература, живопись, музыка, театр и кино и т д. Для того, чтобы осознать Гоголя, Достоевского, Толстого, Чехова  и проникнуть в глубины  Баха, Бетховена, Брамса, Малера, (не говоря уже о Шостаковиче, Прокофьеве, Шнитке, Сильвестрове), для понимания произведений этих гениев необходима кропотливая внутренняя работа над собой. Иначе это бессмысленные и скучные книги и унылая загробная музыка, нудные фильмы.  «Потребитель культурных продуктов» жаждет развлечений, а не глубокого погружения в себя и самоанализа, на который толкают те самые авторы своими произведениями. Он жаждет быть шокированным. Он жаждет физиологических ощущений от искусства, адреналина.  Я уже как-то писал у себя на стене в фейсбуке, что «современному человеку не нужно искусство, он ищет развлечений. А настоящее искусство к развлечению не имеет никакого отношения. Оно имеет отношение к кропотливому и глубокому изучению метафизического начала в самом человеке. А это для современного человека по большей части унылое и бессмысленное занятие, которое не приносит ни денег, ни безудержного веселья». Современный обыватель «потребляя культурные продукты» жаждет постоянного внешнего разнообразия, конечно же, не понимая того, что жажда внешнего разнообразия есть следствие внутреннего однообразия собственной жизни.
 
Продукт есть предмет реального потребления вследствие возникновения реальных потребностей, а настоящее творчество и произведение искусства есть путь внутрь к глубине чувства самосознания и метафизического  «всё» и «ничто». Такое чувство никак не может быть реальной потребностью в мире потребления. Понятие «культурного продукта», безусловно, исключает метафизическую составляющую  и низводит произведение искусства к чему-то бытовому и примитивному, что мы, в принципе, можем наблюдать сплошь и рядом не только в Западной Европе или в США, но и у нас. Бытовое и примитивное сейчас ценнее и доступнее, ибо оно не требует никаких особых глубоких познаний и образованности. Оно не требует ничего кроме самого факта восприятия и как следствие почти физиологической реакции.  Бытовое и примитивное не требует собственной сформированной образной системы. По большей части в людях уже нет сформированных индивидуальных образных систем мировоззрения. Они им не нужны. Пустоту от их отсутствия заполняют образные системы массовой культуры и внешнего мира, которые мы сплошь и рядом видим на ситилайтах и бигбордах, в интернете, телевидении.  Настоящее искусство требует сопереживания, а не поверхностных эмоций. К популярному определению «эмоциональное выгорание», я бы добавил еще одно  – эмоциональное отсутствие.
 
Как-то я работал над музыкой для одного из спектаклей, сюжет которого очень актуален и болезненен для современного общества и который вскрывает тему человеческого бездействия и безразличия. Я был шокирован на премьере тем, что публика смеялась там, где не было абсолютно поводов для смеха, а наоборот, это были самые драматические моменты. Люди не захотели впускать в себя правду происходящего, иначе бы им пришлось признать, что безразличные и бездейственные именно они. А глубокое осознание этого влечет за собой чувство ужаса от самого себя, что, безусловно, никак не хочется в себе ощущать. Легче себя оправдать и перевести все в иронию. Ирония и сарказм (а вместе с этим как следствие и цинизм) поэтому так популярны в современном обществе и соответственно в искусстве. Мир изменился, но мир не изменился. Такое уже было. Конечно же, не в буквальном внешнем смысле, а по сути происходящего.
 
Мы разорваны друг с другом и разрозненны. Каждый «грызёт кость в своем углу». Все пытаются «выжить» и в свободное время хоть как-то отвлечься от этого, и этим все заканчивается. Большинство привыкло требовать, но мало кто работает в направлении: «А что лично я могу сделать для других?». И это, к сожалению, логично, потому что подобная мысль  не в контексте нашего времени. Времени, в котором все должны быть конкурентоспособными и соответствовать требованиям рынка, в котором идет постоянная борьба за выживание. Мы, в вечной погоне за благосостоянием и комфортом, уже забыли, что в истории людей подобного рода погони заканчивались для общества очень плачевно. Какое тут «сделать для других»? Эта же мысль – ведь тоже «совок». 
 
Я никоим образом не восхваляю «совок» и Боже упаси не ностальгирую по нему. Я родился при злосчастном «совке» на Западной Украине, и  моя родня, как многие другие, также очень серьёзно пострадала от преступлений советского коммунистического режима. Но как гласит немецкая поговорка "Das Kind mit dem Bade ausschutten" – что в переводе: “Не надо вместе с грязной водой выплескивать и ребенка”. Человек, не одурманенный только лишь материальными благами, был тогда все-таки более способен на то самое «сделать для других», был добрее и искреннее. И как говорил мой Отец: «Это счастье – чувствовать себя равноценным человеком». Быть равноценным! Не лучше или хуже. Равноценным! Это совершенно другие люди. Поэтому я не склонен  обобщать что-либо. Во всем есть «много сторон».
 
Но все-таки вернемся к Союзу композиторов. Я хочу сказать, что Союз  это своего рода последний рубеж и бастион, отстаивающий как раз ту самую возможность для существования людей исповедующих исконные принципы творческого процесса, базирующегося на принципах внутреннего развития и самопознания, и именно поэтому не вписывающихся в дикие реалии современного мира потребления. Потому как, получается, что  духовное развитие никак нельзя оценить и привести к рыночной стоимости. Духовное нельзя оценить деньгами, а так как для общества потребления оценочной шкалой являются деньги, то получается, что структура, занимающаяся пропагандой того, что оценить нельзя, и сама соответственно не зарабатывающая, просто бессмысленна и устарела.
 
 Именно Союз все эти годы давал возможность абсолютно разным композиторам (от мала до велика, от студентов консерватории до уже состоявшихся мэтров) быть сыгранными, и, в свою очередь, услышанными. И критерием оценки качества была не  экономическая целесообразность, а желание и усердие творить. И тем самым он был творческой лабораторией, благодаря которой многие смогли отчасти или полностью реализовать себя. Если бы не Союз и не подвижническая работа Игоря Владимировича Щербакова, Евгения Фёдоровича Станковича, Валерия Александровича Матюхина, Владимира Фёдоровича Сиренко и многих других, причастных к Союзу, то  за последние 20 лет почти всех   фестивалей  и концертов современной украинской музыки и не только украинской не было бы и в помине.
 
Я некоторое время работал в Союзе консультантом, и не понаслышке знаю, каково это в наше время проводить фестивали современной музыки. Знаю, каково это постоянно бороться за право быть и доказывать то, что для образованного и духовного человека само собой разумеющиеся вещи. Да, Союз композиторов как организация сформировался во время «совка», но это лишь форма творческого союза, нашедшего в «совке» именно такое выражение. А само понятие творческих союзов, как я уже говорил, «придумано», конечно, не в «совке». Однако Союзы композиторов есть даже  и в таких Европейских «пост-совковых» странах как Польша и Литва. И они активно функционируют и органично вплетены в европейские современные реалии. И никто там не ноет про пережитки прошлого. И прежде чем, что-либо разрушать, надо  безусловно предложить что-то в замен.
 
 И тот, кто борется с пережитками махрового «совка», в данном случае с Союзом композиторов как старой изжившей себя структурой, должен также понимать, что на данный момент тот же Союз является одним из единственных (если не единственным) рупоров украинской академической профессиональной композиторской школы и соответственно и украинской культуры. Если мы будем без разбора избавляться от всего того, что мы называем пережитками прошлого, то тогда получается, что мы также можем назвать пережитком прошлого и наш украинский бесконечно богатый и мистический фольклор и все, что с ним связано. Мы просто обязаны беречь любые творческие союзы. Мы должны приумножать возможность для творчества. Мы должны создавать атмосферу для творчества. И коль уж мы  живем  именно в таких социальных отношениях, то я считаю, что такое общество, если оно  хочет сохранить и приумножить свою культуру,  просто обязано (хотя бы на начальных этапах становления этой самой творческой личности) давать возможность свободного и независимого от экономических целесообразностей становления – и это есть необходимым условием для правдивого творчества. И  Союз композиторов как раз и есть одна из последних организаций, которая соответствует выше изложеной задаче.
 
Мы живем в сложное и очень важное для нашей страны время. Сейчас, как никогда, мы можем по-настоящему обрести национальное самосознание. Рождаться всегда тяжело. Но наша культура родилась не сейчас, она формировалась на протяжении многих веков и, вопреки всему, мы пока еще сохранили её. Мы все УКРАИНЦЫ!!! И не важно, к какой этнической группе каждый из нас, по отдельности,  принадлежит. Мы – современное наследие великой древней культуры. А приумножим ли мы эту культуру, будет зависеть от нас и от следующих поколений. От нас зависит то, что мы оставим после себя. Будет ли это когда-то хорошо продававшиеся «культурные продукты» или это будут настоящие творения  акта созидания, которые смогут вдохновлять точно так же, как вдохновляет нас искусство наших предшественников.  
 
Реформы крайне необходимы. Эти реформы  каждый из нас должен начинать с себя. С махрового «совка» или с его следствием, которое сидит внутри у большинства. Именно МЫ и должны пройти реформу – наше сознание и самосознание. И никто, кроме нас, не знает, что именно в нас должно измениться и претерпеть реформу. Каждый из нас должен выяснить и исследовать для себя это сам. Необходимо мыслить глобальней. Мыслить масштабом страны и нации. Каждому из нас необходимо чувствовать ответственность за то, что бы сделал или не сделал  хотя и мог бы сделать. И если мы сможем сплотиться и работать вместе  на наше общее, а не на  индивидуальное, собственное благо, то тогда мы будем способны что-либо изменить. Мне кажется, что мы ничего не изменим, если будем воспринимать насущные проблемы сквозь призму личных бед или выгод. Такое отношение все дальше и дальше отдаляет всех нас  друг от друга. А будучи разрозненными, мы ничего не сможем сделать. Если же мы поможем друг другу, то мы поможем и себе.  Иначе  все будет только ухудшаться.  Творчество – это прежде всего созидание, а не разрушение. А созидание без любви невозможно. Любви Вам!

 



Джерело: http://kyivmusiclabs.com/2015/03/30/о-творческих-союзах-и-современной-кул/
Категорія: Різне | Додав: Aleks (31.03.2015) | Автор:
Переглядів: 447 | Коментарі: | Рейтинг: / |
Всього коментарів: 0

Пошук

Друзі сайту
 Національна Спілка композиторів України - офіційний сайт

 Національний ансамбпь солістів

 ОЛЕКСАНДР ШИМКО офіційний сайт композитора

 Етносучасність - музичний проект

 Каталог АКАДЕМІЧНЕ МИСТЕЦТВО В УКРАЇНІ

 ИЗБРАННИК СОЛНЦА (ОБРАНЕЦЬ СОНЦЯ)официальный сайт балета

Статистика





nullnullnullnullnullnullnullnullnullnullnullnullnullnullnull

Copyright MyCorp © 2017

Безкоштовний конструктор сайтів - uCoz